«Когда нет шанса переиграть»: актриса Уральского драматического театра рассказала о своей работе

Что таит в себе профессия актера? Каково это – заставлять людей смеяться над шутками комедии, а уже в следующий вечер доносить до зрителя глубину и печаль драматической постановки? Корреспондент издания ZKO.KZ поговорила с Анной Гальцевой – актрисой драматического театра им. А.Н. Островского, об особенностях профессии, работе в России и о супруге-актере.

Анна Гальцева в спектакле «Крошка»

— Здравствуйте, Анна. Расскажите, что именно заставило вас выбрать эту профессию?

— Я с детства была разносторонним ребенком. У меня был период, когда меня интересовала политология, потом я захотела стать телеведущей, позже — музыкантом. Когда я заканчивала 9 класс, передо мной и одноклассниками встал вопрос: закончить среднюю школу или пойти в колледж? На тот момент я уже ходила на курсы актерского мастерства к Насиму Мамедову. Тогда он был главным режиссером драматического театра имени А.Н. Островского и параллельно вел студию театра в ДК «Зенит».

Решение стать актрисой пришло само по себе. Не обошлось и без споров – родители не одобряли этот выбор. Но, мой родной брат заканчивал музыкальный колледж имени Курмангазы, и предложил попробовать поступить туда на экспериментальный курс актерского факультета.

— Почему ваши родители так отреагировали?

— Я бы не сказала, что они были сильно против моего выбора. Скорее, они не считали мою профессию серьезной. Театральную студию воспринимали как детский кружок, и думали, что когда-нибудь я ее брошу. Вступительные в колледж были первым по-настоящему серьезным шагом. До окончания приема документов оставалось всего два дня. Я собрала документы, выучила прозу, стихотворение и пошла сдавать экзамены. Поступить удалось, но через 2 месяца объявили, что русскоязычная группа не набралась, да и педагогов нет. Я побежала к Насиму за помощью, и он устроился в колледж преподавателем. Взял нас под свою опеку и привел в театр. Мне кажется, именно тогда мои родители испугались по-настоящему.

— Что их напугало?

— Они не разделяли моих взглядов относительно профессии. Ведь актерам, как правило, мало платят. А дело принимало серьезный оборот. Мы увлеклись и влюбились в игру. Мы служили театру и параллельно учились, но быстро устали бегать по маршруту театр-колледж, посадили желудки на обеденных булочках с кефиром, и перевелись на заочное отделение. Сейчас, я думаю, родители поняли, что все это серьезно, и было не напрасно. Я по-настоящему рада, что тогда отстояла свою точку зрения и пошла своим путем.

Репетиция классического танца во время учебы в Саратове

— Как известно, вы продолжили свое обучение в Саратове. Почему именно там?

— Вопреки расхожим мнениям о Саратове, там очень хорошая театральная школа. Мне хотелось совершенствовать опыт, расти в профессии. По театральным меркам я поступала туда поздно – в 21 год. Говорю поздно, поскольку на театральный факультет можно поступить только до 23 лет. Многие мои сокурсники были младше меня на два-три года, но учеба давалась мне легко. Хоть мне и приходилось скрывать свой опыт работы в театре, об этом все равно узнали, но позже, на 3 курсе, и знала только мой мастер курса – Римма Белякова.

— Получается, учиться в театральном, имея опыт работы, нельзя?

— Все индивидуально. От мастера курса зависит. Наш мастер говорила: «Мне нужен чистый лист, на котором я буду писать». А когда ты приходишь со своим багажом опыта и знаний, преподаватель очень жестоко тебя «вычищает». Ну или вовсе может не взять к себе. Такие случаи вообще не редкость.

В театре не принято играть. Театру служат. Как служат богу, или служат в армии. И потому, актер решает сам, что для него театр – храм, или плац…

— После учебы вы долгое время проработали в России. Зачем вы вернулись в Уральск?

— Уход из Пензенского театра не был внезапным решением. Я считаю, что театр не должен развращать и развлекать зрителя без морали. Даже если это комедия, в ней обязательно должен быть посыл, который заставит зрителя задуматься. Эту задачу обычно решает постановочная команда, но, к сожалению, есть театры, где желание получить деньги преобладает над желанием донести до зрителя ценную мысль. Из таких театров, как правило, и уходят актеры.

Анна в спектакле «Жизнь прекрасна»

— Что вы можете сказать о зарплате?

— Что в Казахстане, что в России заработная плата актеров – маленькая. Но, даже такая зарплата может окупаться хорошим человеческим отношением. В Пензе было эмоционально тяжело. Тот труд, нервы, время и энергия совсем не компенсировались. А здесь, получая небольшие деньги за такой же труд, я взамен получаю колоссальную моральную поддержку от театра. Я иду на работу с уверенностью, что это моя вотчина и здесь мне помогут, поддержат и не дадут опустить руки.

— Может быть, вы принимаете все слишком близко к сердцу?

— Я думала об этом. Что могла по-другому отреагировать на происходящее. Но позже поймала себя на мысли, что я не первая, кто отказывался принимать условия Пензенского театра. Но я не могу сказать, что такие ситуации в России повсеместно. Разные города – разные театры. Можно было бы попытать счастья где-то еще, но я ничуть не жалею, что вернулась в родной город.

Спектакль «Обыкновенное чудо». Анна в роли Принцессы, переодетой в мужчину.

— Вы помните свой первый спектакль?

— Честно говоря, нет (смеется). Но точно знаю, что это была сказка. В них мне доводилось играть не раз. Больше всего мне запомнился выход в сказке «Все мальчишки дураки». Там я играла девочку Анечку.

И, конечно, «Новогодняя компания», где я была Снегурочкой. Во мне тогда бушевал подростковый максимализм, и у меня была очень короткая стрижка. Оксана Михайловна Малуша (ныне – главный режиссер Уральского драматического театра. — прим. ред.) тогда воскликнула: «Не, ну а куда ей косу буду прибивать? Гвоздем к голове, что ли?». Мне это показалось забавным и врезалось в память. Позже, когда я преподавала у детей, вспоминая эту фразу, я советовала им не стричь волосы коротко.

Одним из важнейших спектаклей из детства для меня останется «Безымянная звезда», где была проделана очень интересная работа с Александром Мальцевым, режиссером из Самары. В пьесе я сыграла роль гимназистки Замфиреску. Для меня, тогда еще маленькой девочки, эта роль была невероятной.

— Должно быть сложно детально выучить слова целой пьесы…

— Стихи учить гораздо легче чем прозу, но такое выпадает нечасто. К спектаклям мы готовимся в среднем 2 месяца. На сказки времени уходит меньше. В процессе подготовки мы узнаем героя, понимаем его внутренний мир и стараемся показывать зрителю все то, что автор хотел донести. Режиссер в этом играет колоссальную роль – он полностью ведет нас к тому, что мы должны показать на сцене. Где-то месяц у нас проходят читки. Во время репетиций мы, отыгрывая роль, читаем слова персонажа с листа. Таким образом, постепенно он вкладывается в память и повторяется каждый день, вплоть до премьерного показа.

Анатолий Громов – Муж Анны

— Вы замужем?

— Да. Мой муж, Анатолий Громов, тоже актер. Мы вместе служим в театре. Познакомились в 2011 году в Пензенском театре. Спустя два года расписались, а в 2014 сыграли свадьбу. Когда в доме две творческие натуры – это нелегко, но нам никогда не бывает скучно вместе. У нас каждый день концерты, спектакли, кукольные представления. Мы всегда знаем, как развлечь нашу 2-летнюю дочь. Она приходит в театр, и обожает закулисье. Когда мы переехали в Уральск, я боялась, что ей будет сложно адаптироваться, но все обошлось.

— Доводилось ли вам играть в одном спектакле с мужем?

— И не раз! Да, когда мы играем вместе у нас случаются споры, но мы умеем благополучно все разрешить. Сложности возникают из-за того, что мы оба эмоциональны и вспыльчивы. Чувство справедливости у нас обострено, у обоих… В процессе подготовки к спектаклю ты не всегда позволяешь себе сделать замечание или как-то исправить коллегу, но в нашем случае с этим гораздо проще, поэтому даже хорошо, что нам доводится вместе играть.

— Актерами рождаются или становятся?

— Нужно много работать над собой, а талант лишь половина дела. Настоящий артист стремится быть разносторонним, но, в то же время, дисциплинированным и усердным. Нужно учиться петь и танцевать. Актеру желательно иметь гибкую психофизику, уметь контролировать эмоции и быть лишенным предрассудков. Например, быть готовым играть как мужчину, так и женщину.

Спектакль «Обыкновенное чудо». Анна в роли Принцессы.

— Хотели бы вы когда-нибудь сняться в кино?

— Кино – не для меня. Я решила для себя это, еще обучаясь в институте. В кино можно ошибиться, забыть свой текст, недостаточно хорошо сыграть – и это поправимо! Можно отснять тысячи дублей и выбрать лучший кадр, а если есть проблемы в жизни и здоровье актерского состава – съемки могут отложить, не говоря о том, что время подготовки разное. Кино же может сниматься годами. Я знаю много хороших актеров, которые десятилетиями снимаются во всем, что можно, и все ждут своего звездного часа. Я не считаю, что это плохо, но это не мое. Я бы не смогла отдать свои десять лет, чтобы когда-то потом сняться в каком-нибудь сериале.

В театре неважно, что происходит в жизни актера. Он должен прийти на спектакль или репетицию, сделать все за два месяца в среднем, и выдать именно те эмоции, которые нужны здесь и сейчас. У тебя нет шанса переснять и переиграть все заново.

— И все-таки, неужели у вас нет любимого фильма, в котором вы бы с удовольствием сыграли?

— Вообще-то есть одно желание. Я хотела бы сняться в фильме о Великой Отечественной войне, но только чтобы снят он был приближенным к советскому формату. Понимаю, что это вряд ли случится, а если такие съемки и начнутся – туда будет строгий отбор. Сбудется эта мечта или нет – покажет только время.

Для нас это – русская рулетка. Ты должен выстрелить один раз, другого шанса не будет.

— Живой зал тоже имеет значение, не так ли?

— Театр – это волшебство. Жизнь – это его прелесть. Ты приходишь сюда и получаешь эмоции от публики, заряд энергии от артистов, которые на сцене. Это адреналин. Для нас это – русская рулетка. Ты должен выстрелить один раз, другого шанса не будет. Ты можешь много репетировать, быть выдающимся актером, но выходя на сцену – обязан отыграть как в последний раз. Потому что зритель пришел сегодня, и от тебя зависит, вернется ли он снова.

— Какой сейчас спектакль вы готовите для зрителя?

— Сейчас мы готовимся к премьере спектакля «Человек и джентльмен» Эдуарда де Филиппо, которая состоится уже совсем скоро — 12 июля. Это будет заключительная премьера юбилейного театрального сезона, и я с радостью приглашаю всех прийти и увидеть воочию всю прелесть театра.

Присоединяйтесь к нашей команде журналистов. Открыть вакансии.

Отправить в WhatsApp
Поделиться ВКонтакте
Поделиться в Facebook